Odessa_chrzest_1С Евгением мы впервые встретились в одесском госпитале. Тогда он спросил, есть ли у нас «беленький крестик», то есть розарий (чётки). Когда Евгений находился в плену у русских военных, у него розарий забрали. На вопрос, знает ли он, что это такое, Евгений ответил: «Знаю лишь, что эта вещь спасает жизнь».

Евгений с боевыми побратимами вырывался из иловайського ада за штурвалом БМП (боевой машины пехоты), в которую попало пять прямых фугасных снарядов. Бронемашина и 15 военных, которые находились внутри неё, начали пылать. Люди пытались выбраться, но извне начался обстрел из крупнокалиберного пулемета. Внутри БМП буквально было ад.

За мгновение на дороге появилась остальная украинская колонна, которая так же двигалась «коридором смерти», отступая из Иловайска. Увидев технику под украинскими флагами, террористы начали обстреливать жертв. Это дало возможность выбраться из охваченного огнем БМП лишь двум военным. Один из них – офицер, он сразу вынул чеку гранаты и взорвался на ней. А второй – старший сержант Евгений.

Odessa_chrzest2Он стесняется сержантских погонов и не понимает, почему из всех ребят Господь спас неокрещенного. Мы предложили Евгению принять Таинство Крещения там, где он сам захочет. Прошла неделя, и Евгений опять встретил нас: «Я возвращаюсь в АТО, и я хочу быть крещенным именно в вашей Церкви, можно?» 

22 сентября Евгений принял Таинство Крещения в парафии св. Климентия в Одессе. На торжестве – кроме него и меня – были спешно найдены крёстные родители, монахиня и побратим из военного госпиталя. Вот таким бывает путь к христианству.